Новый пост

Немецкая сторона рассчитывает на успешное завершение экономических переговоров. Что же касается прессы, то немецкие газеты в настоящий момент придерживаются сдержанной линии поведения в отношении СССР, чего нельзя сказать о прессе советской: совсем недавно ее интонации в отношении Германии стали еще менее дружелюбными.

Звонил инспектор по репертуару некий Лобачев — нельзя ли прочитать пьесу о Сталине, периферийные театры хотят ее ставить к 21 декабря.

Холодный дождь, временами проливень.
Пришла Червинская. Долго сидела, потом обедала.
Разговаривали о разных вещах. Она неглупая. Может быть, не очень глубокая, психологичная, как женщина. И есть истеричность. Но так — она довольно приятна.
Ложусь спать. Не хочу о важном думать.
Война даст России свободу?? «Там» думают так. «Здесь» это думать трудно. Да и не хочет большевизм войны — себе.

Вчера вечером я принимал у себя поверенного по делам СССР Астахова, который и раньше появлялся в министерстве для решения других вопросов. Я намеревался возобновить переговоры, предмет которых вам хорошо известен и которые ранее с моего позволения проводили с Астаховым служащие Министерства иностранных дел. Я начал с договора о торговле, успешно обсуждаемом в настоящее время, и высказал мнение, что подобное торговое соглашение — это шаг к нормализации советско-немецких отношений, если к таковой стремятся обе стороны. Хорошо известно, что тон публикаций в нашей прессе по отношению к СССР за последние десять месяцев существенно изменился. Я предположил, что при желании русских преображение взаимоотношений между нашими странами станет возможно, если будут соблюдены два условия:

а) невмешательство во внутренние дела Германии (Астахов утверждает, что готов это гарантировать);

б) отказ от политики, направленной против наших важнейших интересов. На это Астахов не смог дать однозначного ответа, но с уверенностью заявлял, что правительство его страны держит курс на установление взаимопонимания с Германией.  

Х. рассказывает, что в западной прессе опубликовано письмо Раскольникова. Он не бежал, а по дороге в СССР, куда он ехал по вызову, прочитал в иностранных газетах о своем смещении и решил не ехать. У него молодая жена и маленькая дочка. Его напугал пример Карахана, которого выманили из-за рубежа предложением назначить послом в США, а также то, что случилось с Антоновым-Овсеенко, которого тоже вызвали, как бы для нового назначения, и арестовали. Вскоре, 10 сентября прошлого года, Раскольников посетил в Женеве Литвинова и сообщил ему о своем решении. 12 октября Раскольников беседовал в Париже на Рю де Гренель с советским послом Сурицем. 18 октября Раскольников послал письмо Сталину с просьбой о продлении заграничного паспорта — ответа не было. Тогда он принял решение. В июне этого года в театре Порт-Сен-Мартен была премьера пьесы Раскольникова «Робеспьер». Ему сейчас 47 лет.

С утра до ночи набивал патроны и готовился к выезду 5-го вечером на охоту. Духота невозможная. Ночью разразилась гроза.

2 августа