Новый пост

18:50

Написал несколько заявок. Но решение — с чего начать мне работу — пока дирекцией не принято. Сааков, зам. директора по сценарно-художественной части, обещает на днях внести свое предложение от имени дирекции. До сих пор предложения исходили только от меня — встречных предложений не было. Прилагаю все усилия, чтобы начать работать, но пока встречаюсь с очень большой осторожностью.
Особенно выбирать у меня нет реальной возможности. Лишь бы скорее начать снимать. Скорее, скорее, чтобы не лопнули натянутые струны нервов, чтобы не соскочить с ума.
«Надо уметь продавать свой товар»,— укоряет меня С. Юткевич.

18:30

Я увидела самолет, взлетающий в небо, затем другой, три, пять, восемь, как камни, брошенные в освещенное окно. Воздушные силы покидали Польшу.

«Вы ожидаете много беженцев?» - я спросила у румынского капитана.

«Многие из этих людей ждали двенадцать часов»

После непродолжительного спора капитан позволил нам пройти, и мы пошли по мосту. Днестр, как лента жидкого металла под нашими ногами. Я думала о том, какой хаос ожидает нас на польской стороне, будет ли безумная стрельба?

Когда группы беженцев проходили мимо, я заметила среди них польских солдат, но не строй, а просто идущих подневольных людей со слепым взглядом.

«Почему вы покидаете Польшу?»

«Понятия не имею, пани. Мы еще ни с кем не сражались. Нас отправляют по приказу. Я думаю, что из делают дураков и трусов».

18:00

17:00

Русские сегодня вошли в Польшу, «чтобы защитить интересы русского меньшинства». Польша уже стоит на коленях настолько, насколько это возможно, поэтому они должны подумать об отправке переговорщика в Германию. На западном фронте все еще мало действий, но, если верить сегодняшней газете, Гитлер планирует крупное воздушное наступление на Британию. До нас доходят новости об очень тревожном развитии событий в море: бесчисленные корабли, торпедированные или подорванные минами. Я думаю, маршруты поставок в Германию должны отрезаны.

16:30

Я пошел на раннюю службу в Бродхит. После завтрака, когда остальные пошли в церковь, я около часа гулял по полям и вернулся в дом как раз к 12 часовой радио сводке. В ней были страшные новости о вторжении России в Польшу. Заявление, которым Советское правительство попыталось оправдать этот акт несравненной жадности и безнравственности, является, без сомнения, самым отвратительным документом, который видела современная история. Впервые с начала войны я почувствовал сильную подавленность и отчаяние из-за невозможности предпринять какие-либо действия, чтобы предотвратить это преступление. А еще я вспомнил, как меньше года назад считал, что поляки заслуживали самой мрачной участи за то, как они относились к чехам, и что никто их не пожалеет, если их настанет их черед страдать. После обеда и игры в бильярд я отправил Филиппа в Мидлтон через Стратфорд и Банбери. Это был славный сентябрьский вечер, и мы сидели в саду, пытаясь сосредоточиться на тихом звуке церковных колоколов и не думать о России, Польше и других пораженных чумой местах Европы. Вчера Вирджиния вернулась из Америки на «Манхэттене» и была настолько напугана мыслью, что она и ее попутчики могут стать инцидентом, который втянет Америку в войну, что у нее поднялась температура, из-за чего она бродила по солнечному саду, похожая на призрак.

15:45

Слушал выступление Молотова. Наш председатель СНК и министр внешних дел сообщает, что советским войскам отдан приказ перейти польскую границу и «взять под защиту» родственные и близкие нам украинский и белорусский народы. Забавно!

В общежитии идет по этому повод жаркий спор. Будущим «доблестным» бойцам полезна предварительная словесная стычка. Создавшаяся международная обстановка начинает волновать и меня. Так и манит слагать «патриотические» вирши. 

15:30

Политически сейчас полная неопределенность. Мир заключат через пару недель и воцарится всесильный Гитлер? Или Англия и Франция будут сражаться? Но как, где и с каким шансом на успех? С одной стороны, теперь у Германии все козыри, и все они в ее руках. С другой: почему все больше ощущается нехватка продовольствия? И разве Англия когда-нибудь сдавалась без боя? Или слепо бралась за безнадежное дело???

14:15

Лобзовская усадьба, оплот старого режима, оказалась на ничейной территории, зажатой между двумя врагами: на западе немцы, а на востоке — Красная армия. Закон и порядок, действовавшие, пока польская армия сражалась с Вермахтом, рухнули. Теперь все зависит от реакции местных общин, двух наших белорусских деревень Лобзова и Котчина и этнически смешанного города Деречина. Отец ожидает от них сигнала.

Местные «комитеты» почти сразу же дали понять, что хотели бы обсудить промежуточные условия с «хозяином-наследником». Комитеты стали спонтанной реакцией на опасность. Их беспокоят вопросы непосредственной безопасности, а кроме того, они чуют возможности перераспределения земли.

14:00

По официальным данным, российские войска вторглись в Польшу. Побеждают те, кто наживаются на войне, торговле пивом и игре в скат. Четвертый раздел Польши для этих людей - свершившийся факт. Это именно та картина, которая складывается в сознании моих сограждан. И снова я единственный несогласный - не могу представить, чтобы Россия что-то делала на благо Германии. Гитлер в своей книге «Моя борьба» прямо заявляет, что расширение жизненного пространства Германии возможно только
путем захвата земель на востоке, и поэтому любому разумному человеку ясно: жесткое столкновение со славянами неизбежно.

13:45

Вышел из дома около двенадцати дня, чтобы купить на Арбатской площади газеты или хотя бы прочесть в витрине. В это время в очередях у киосков обычно стоят домашние хозяйки, няньки, мальчишки и старики, азартно спорящие о дипломатах и генералах.
В одной очереди мне газет не досталось, встал в другую. В это время послышался треск включаемых радиорепродукторов. Это показалось странным: обыкновенно их пробуют только накануне праздников. Но вскоре раздался голос диктора, сообщившего, что сейчас будет говорить Молотов. Вся площадь замерла...
Молотов сказал о переходе Красной Армией польской границы с целью занятия Западной Украины и Белоруссии. Советское правительство считает себя свободным от договоров с Польшей. В конце он коснулся продовольственной паники, возникшей в начале сентября, и, призывая население оставаться спокойным, заверил, что карточки на продукты введены не будут.
Я слушал это, стоя посреди площади на небольшом возвышении троллейбусной остановки. Прекрасный, солнечный день. Внимательные, удивленные, вопросительные лица. Военный в сером плаще рядом со мной пробормотал: «Этого следовало ожидать...» И все-таки все ошеломлены.

13:30

Это четвертый раздел Польши, отказ от лозунга «СССР не нуждается ни в какой чужой земле», лицемерие по поводу «кровного братства», освобождение «братьев» (славянского происхождения), вся терминология национализма. Это адресовано немецким фашистам, но в то же время советским войскам.

13:00

Советы пришли с востока, неся «мир, порядок и хлеб» своим украинским и белорусским кровным братьям. Похоже, что правительство Сталина пользуется сильной общественной поддержкой в этом деле. Вот уж точно исторический сюрприз! Гитлер помогает Сталину распространять его Коммунистический режим на Белую Русь и Западную Украину, а Сталин помогает Гитлеру укрепить свою власть над нами. Эти две крайности встречаются в своей ненависти к демократии. Именно эта идеологическая близость повлекла за собой пакт о ненападении и чудовищную войну, которая последовала за этим.

12:30

Советское вторжение в Польшу, которому предшествует сенсационная статья «Правды», в которой военный крах Польши объясняется подавлением меньшинств, в первую очередь пробуждает опасения, что СССР может вступить в войну на стороне Германии. Но это не кажется вероятным. Тогда ведь Гитлер может многое потерять. Балканы смогут остаться нейтральными. Доступ Гитлера в Румынию будет заблокирован. Нейтралитет Венгрии получит поддержку. Италия тоже под контролем. Военные цели Гитлера в Польше больше не смогут быть достигнуты. Кроме того, Гитлер становится еще более подозрительным к немецкой буржуазии. И рабочие все больше становятся единственными вероятными партнерами для СССР, это класс, с которым действительно можно заключить союз. (Война с СССР была бы ужасной. Лозунг «СССР должен освободить немцев от Гитлера через войну против Германии» гораздо легче провозгласить в Стокгольме чем в Берлине.) Но все равно очень трудно смириться с реальностью, когда падает очередная идеологическая завеса. 

11:00

Познакомился с двумя красноармейцами-инженерами. Один низенький, щуплый, с круглым, маленьким интеллигентным лицом. Говорит много, быстро, с претензией на независимый тон и резкость суждений. Но сквозь этот тон проглядывает страдание — физическое и нравственное, которое он испытывает здесь. Он издевается над своим скотским существованием и как-то особенно изысканно матюгается. Зовут его как Маяковского — Владимир Владимирович... Женат он на кино-режиссерше, а сам инженер по кинопленке, художник и еще кто-то. Другой, среднего роста, плотный брюнет с ласковыми глазами. Техник. Грубее и проще. Матюгается много, но не так изысканно, как его друг, и вслух мечтает о том, когда он сможет раздеться и лечь по-человечески в постель. Здесь они спят в шалаше, на соломе, не раздеваясь.

10:45

Сегодня советская армия совершила агрессию против Польши, пересекая границу в ряде пунктов значительными военными частями. Польские войска оказали вооруженное сопротивление. Перед лицом подавляющих сил они ведут отступательные бои. Мы выразили протест Москве. Эти действия являются классическим примером агрессии.