Новый пост

Эркко (финский министр по иностранным делам) и правые социал-демократы пытаются успокоить общественное мнение финнов, уверяя, что войны не будет, а если и разразится столкновение больших держав, война пройдет мимо Финляндии. Вопрос не о Финляндии, а о Польше. Таннер тоже выступал с речью, успокаивая финнов: «Война нас не заденет». Это показательно. Таннер послушен Лондону. Что-то задумали на Даунинг-стрит? Ясно, что Финляндия сама по себе никому не нужна. Она важна лишь как подступ к Советскому Союзу. В надвигающейся мировой войне важным вопросом является, кто будет владеть этим подступом: западноевропейские великие державы или нацистская Германия?

Возвращался в отель на рассвете. Воздух был мягким и свежим, очень успокаивающим. Еду в Берлин по распоряжению из Нью-Йорка - боюсь, это моя судьба - всегда оказываться на неверной стороне. В целом, поляки спокойны и уверенны, они равнодушны к невероятной пропагандистской кампании Геббельса в прессе, ко всем выдуманным прессой инцидентам. Но они слишком романтичны, слишком уверены в себе. Спроси их, как я спрашивал чиновников в министерстве иностранных дел и армии, о России, и они лишь пожмут плечами. Они не берут Россию в расчет. А стоило бы.

Я думаю, они будут бороться. Я знаю, что я был уже неправ, когда говорил так же о чехах год назад. И все же я вновь скажу это про поляков. Настроения в нашем посольстве разделились. Большинство думают, что поляки постоят за себя.

выигрывает Гран-при Швейцарии

Вырвали неделю и провели ее в Молверне на театральном фестивале.

Помимо театра много катались на машине по чудным окрестностям Молверна, карабкались по красивым, но не очень высоким горам, его окружающим, бродили пешком, отдыхали, читали. Нас пригласили в Молверн Шоу и Ванситарт. Встретили мы там кое-кого из дипломатов и лондонского «общества». Были в гостях в имении маршала дипломатического корпуса Sir Sidney Clive. За чайным столом разговор все время шел о грозных международных перспективах. Один из гостей, работающих в Сити, спросил меня, чего можно ждать на ближайшую неделю. Я не хотел пускаться в длинные рассуждения и только сказал:

— Боюсь, что неделя будет очень трудная.

Думаю, что я не ошибся. Впрочем, поживем — увидим.