Новый пост

Тяжелое состояние духа, с которым все время полусознательно борюсь... или затираю его и не могу затереть.
Опять полупростужена. Все глохну.
Мобилизация проходит уныло. Никакого подъема. Да и откуда ему быть?
Все беженцы взяты на учет — по алфавиту.
Неожиданно явился Г. Иванов из Биаррица. Жену оставил пока там.
Рузвельт, папа, король бельгийский и еще кто-то — воззвания к Гитлеру о мире. Он не внимает, «бросается и в огонь, и в воду» — как прилично бесноватому.
Погода свежая. Дмитрий в подавленном настроении.

Пилоты немецких гражданских самолётов (которые уже получили приказ лететь в Восточную Пруссию над морем, чтобы избежать инцидентов) свидетельствуют, что польское правительство больше не контролирует военных, которых оно само подняло на уши. Со вчерашнего дня Данциг блокируют польские войска, и эта ситуация сама по себе нестабильна. В подобных обстоятельствах никто не может сказать определенно, что произойдет в течение следующего часа. Я могу только заверить вас, что существует граница, которую я не переступлю ни при каких условиях. 

В заключение могу уверенно сказать, Дуче, что с глубоким пониманием отношусь к позиции Италии и что в любой подобной ситуации Вы можете рассчитывать на мою солидарность с самого начала.

Сразу после полудня от одного служащего Министерства иностранных дел я получил сообщение о ратификации англо-польского договора, который был подписан 6 апреля, но не в официальной форме. С этим сообщением я поспешил в Имперскую Канцелярию, чтобы уговорить Фюрера прервать уже предпринятые военные меры. Я направился к нему со словами, что ратификация англо-польского договора гарантированно означает «войну с Англией» в случае наступления Германии на Польшу, а значит, «приказ о формировании войск необходимо немедленно отозвать».

Фюрер воспринял сообщение, которое я передал ему в большом возбуждении, без возражений. Сам он производил впечатление человека, потрясенного этой новостью. После недолгих размышлений он информировал меня о том, что с утра сказал ему итальянский посол: Италия не станет рассматривать военный конфликт с Польшей ситуацией, обязывающей ее исполнить свои обязательства как союзника.

О событиях думает интеллигенция как о перевороте. Напротив, простой народ не придает значения, считает очередной хитростью, обходом наших большевиков: и что никогда они от себя не откажутся и своего не сдадут. Последнее является выражением отчаяния.

– Но ведь народ создал это положение?

– Народ тут ни при чем – т. е. 1) что «народ» как наличие живых здоровых творческих сил тут ни при чем 2) и что такой «народ» есть.

В Нью-Йорке кто-то настоял на том, чтобы мы продолжили готовить материал по программе, запланированной несколько недель назад и предварительно называемой «Европа танцует». В нее входили съемки из ночных клубов Лондона, Парижа, Берлина. Я был занят съемками в берлинском баре «Сейнт Паулис», так называемой «Гамбургер Локал», но сегодня направил телеграмму Эду Марроу, предложив отозвать этот выпуск: слишком уж близка теперь война. Читать дальше

Соберусь с силами - запишу, все, бесстрашно. В Советском Союзе, советский человек боится своих мыслей? Нет! Ведь иного пути, кроме пути с Родиной, у меня все равно нет. Но сердце и сознание представляют собой зияющую большую рану, дымящуюся сомнением, как отравой... Надо приняться за роман, в работе, может быть, утихнет боль, и многое объяснится... Ведь главная боль в том, что непонятно, что к чему и зачем... Надо же объяснить хоть как-нибудь... Как же жить и работать в таком тумане? Отмахнуться? Не выйдет! Успокоить себя общими фразами, философией типа - «все существующее - разумно, так в истории всегда». Но во имя чего успокаивать? Страшный сквозняк в душе. Ну, пусть. Тяжко до ужаса, но больше не боюсь никаких мыслей...

Закрыт на реставрацию.

Впечатления от договора между Германией и СССР продолжают оставаться очень сильными. В нашей глухой деревне ощущения немного меньше, но в большом мире аж кипит. Война не за горами. Действительно ли советско-германский договор существенно ослабил Польшу в возможной войне с Германией – неизвестно, но то, что он работает психологически в ущерб Польше, – это факт. Соседи Польши склонны рассматривать положение Польши как катастрофическое и, следовательно, они все меньше склонны ориентироваться на Польшу. Предпримет ли Англия в случае начала войны немедленные действия на стороне Польши, или захочет немного выждать – это серьезная проблема, если же Польша понесет несколько боевых поражений, то английская сторона будет готова вместо вооруженного вмешательства пойти на компромисс, конечно, за счет Польши. Можно этого опасаться. Сможет ли Польша самостоятельно противостоять Германии – это вызывает сомнение. Читать дальше

Полотер, уборщица, мальчик на подмогу, приходящая домработница — словом, ад. Миша сбежал на целый день.

Днем я заехала в МХАТ, отвезла обратно тысячу — командировочных, бумаги и 250 руб. за мой билет в Тбилиси. День 14-го обошелся нам больше 600 руб. В Театре все глядят на меня с сочувствием, как на вдову.

Звонила Ануся, приехала из Гагр, звала придти.

Тревожно-напряженные дни. Была в Париже и поражена спокойствием и дисциплиной французов. Ни суеты, ни болтовни... Выдержка этого народа меня поражает и восхищает.
Ни, видимо, подавлен позором, которым покрыла себя Россия. Я давно это предвидела и потому не так остро переживаю случившееся. А у него были какие-то иллюзии...