Новый пост

Все войска переведены на позиции за линию Мажино. Только команда разведки, глаза дивизии, держит фронт, постепенно удаляясь, пока ее не сменит другая дивизия. Эти мужчины — наши антенны, наш щит, они готовят наше наступление или прикрывают отступление назад, действуя как очень мобильный, но тонкий экран и имея возможность открыть интенсивный огонь из автоматов. Мы эвакуируем земли, отнятые у фрицев. Интересно, хорошая ли это тактика? Фрицы сейчас проявляют себя более агрессивно, капитан Виншон из команды разведки занял немецкую деревню. На неё упало 500 снарядов (105-ых) за полчаса, ему пришлось ретироваться, и деревню занял враг. Но ночью Виншон отбил деревню с помощью ручных гранат. В сумме тринадцать убитых. Виншон — нотариус из Реймса, один из лучших в своем деле. Мы вместе обедали неделю назад.

Войска постепенно удаляются за Линию. Полевые склады разобраны. Нам особо нечем заняться, поэтому в Вири для наших парней организовали субботние развлечения: концерты в амбаре, футбол, катание верхом (на наших неуклюжих лошадях с фермы), погоня за розой. В последней игре к плечу наездника привязывают много лент; наездник постоянно крутится и вращается вокруг своей оси, чтобы его не поймали, а человек, который выхватывает его розу, должен приделать ее к своему плечу, и тогда догонять будут уже его. Вознаграждение за победу: бутылка вина, естественно.

Русские напали на Польшу. Зачем? Чтобы разделить добычу или остановить немецкие полчища? Польша разбита; со вчерашнего дня активность спала, больше нет артиллерии, нет новых войск. Мне дали понять, что наступление не состоится. Как жаль, что почти две недели были потрачены впустую, прежде чем появилась возможность для атаки.

Те из моих людей, которые являются сельскохозяйственными работниками, а таких много, знают, что делать, и рады снова делать знакомую работу. В домах 250 жителей должно быть расквартировано от 800 до 900 человек, поскольку отделение скорой помощи и артиллерия находятся с нами. Путем захвата мы получаем лучший скот; в моей конюшне уже 30 превосходных свиней и 20 молочных коров, за которыми ухаживают добровольцы. Это наш резерв; для немедленного использования мы убиваем диких и бездомных животных в лесу и на полях.