Новый пост

Джон Колвилл

Работал с тремя главами британского правительства: Невиллом Чемберленом, Уинстоном Черчиллем и Клементом Эттли. Во время Второй Мировой войны служил пилотом в действующей армии

Джон Колвилл

Работал с тремя главами британского правительства: Невиллом Чемберленом, Уинстоном Черчиллем и Клементом Эттли. Во время Второй Мировой войны служил пилотом в действующей армии

Итак, немцы и русские заключили Несвященный Союз после официального распада Польши, смехотворный договор в стиле Гилберта о перекладывании ответственности за продолжение войны и впечатляющее, но, надеюсь, пустое заявление о снабжении Германии сырьем.

Вопреки всему, после героической обороны, Варшава была сдана. Таким образом ничто не мешает Гитлеру обратить внимание на запад, но остается неизвестно, хватит ли ему отваги и глупости нанести первый серьезный удар. В настоящее время положение лучше всего описывают слова посла Италии в Париже сэра Эрика Фиппса (посол Великобритании в Берлине в 1933-37 гг. и в Париже в 1937-39 гг.): «Я видел несколько войн, которые начинались без объявления; но это первая, которая объявлена, но не начинается».  Читать дальше

После обеда поехал поездом в Станстед, чтобы провести выходные с семьей Бессбороу. Просто одна семья, лорд и леди Бессбороу [Вере, 9-й граф Бессбороу. Генерал-губернатор Канады, 1931-35 гг. Женат на Роберте де Нойфлице] и Мойра [леди Мойра Понсонби. Впоследствии вышла замуж за выдающегося хирурга сэра Дениса Брауна и сама стала старшей в бригаде скорой помощи Сейнт Джонс], Эрик [Дункэннон] присоединился к своему полку. Там также было около шестидесяти сирот, которые радостно играли в крикет на лужайке перед домом, но в основной дом их деликатно не пускали. В доме царила такая же веселая и уютная атмосфера, как обычно. Читать дальше

Самая интересная телеграмма на сегодня содержала объяснение, почему Правительство в последнее время так мало делает. Она предназначена для пользования Представителями Его Величества за рубежом, которые постоянно вынуждены отвечать на жалобу по поводу того, что мы палец о палец не ударили, чтобы спасти Польшу. Суть аргументов Правительства в том, что «стратегия — это умение направлять решающие силы в самый решающий момент». Поляки знали, что мы не можем оказать им эффективную помощь, и осознавали, что спасти их мы сможем только в перспективе, то есть когда Германия уже потерпит поражение. «Если бы Великобритания выделила сотни самолетов на бомбардировки Германии, успехи были бы ошеломительные, но это означало бы и неизбежные потери техники, которую можно было с большей эффективностью использовать на Западном фронте». Читать дальше

Я ехал по Уимблдонской долине в Ричмонд-парк на лошади с нелепым именем «Мирная». Езда - приятное успокоительное средство, и мне легко спокойно мечтать, забывая о пращах и стрелах яростного рока. 

Поляки все еще мужественно сопротивляются, хотя их правительство сбежало; но российское вторжение было решающим, и польская кампания завершилась. Немецкий народ, к сожалению, воодушевлен чередой быстрых успехов, и Гитлер, очевидно, надеется, что теперь он сможет заключить выгодное мирное соглашение. Во второй половине дня он выступил в Данциге с угрозой, что, если мы продолжим блокаду, у немцев есть ужасное оружие, которое они не хотели бы применять. Это, вероятно, запугивающий ход, но все же он вызывает чувство легкого беспокойства, потому что даже у Гитлера и его союзников обычно есть что-то, на чем можно основывать подобные заявления. Например, Риббентроп сказал в мае или июне прошлого года, что он готовит для Англии величайшее дипломатическое поражение, которое она когда-либо знала, и, хотя мы тогда с презрением смеялись, теперь вынуждены признать, что российско- германский пакт действительно заслуживает этого определения.

Министерство иностранных дел было менее впечатлено русским чудовищем, чем я ожидал. Турция, похоже, твердо держится за счет нашей многообещающей финансовой поддержки, большей, чем когда-либо. Ввиду таких важных новостей у всех на слуху, мне трудно сосредоточиться на мелких палестинских или арабских проблемах. Я обедал в «Путешественниках», который, к счастью, снова открылся, и узнал, что крупный авианосец «Храбрый» потоплен! - наше первое морское поражение.

16:30

Я пошел на раннюю службу в Бродхит. После завтрака, когда остальные пошли в церковь, я около часа гулял по полям и вернулся в дом как раз к 12 часовой радио сводке. В ней были страшные новости о вторжении России в Польшу. Заявление, которым Советское правительство попыталось оправдать этот акт несравненной жадности и безнравственности, является, без сомнения, самым отвратительным документом, который видела современная история. Впервые с начала войны я почувствовал сильную подавленность и отчаяние из-за невозможности предпринять какие-либо действия, чтобы предотвратить это преступление. А еще я вспомнил, как меньше года назад считал, что поляки заслуживали самой мрачной участи за то, как они относились к чехам, и что никто их не пожалеет, если их настанет их черед страдать. После обеда и игры в бильярд я отправил Филиппа в Мидлтон через Стратфорд и Банбери. Это был славный сентябрьский вечер, и мы сидели в саду, пытаясь сосредоточиться на тихом звуке церковных колоколов и не думать о России, Польше и других пораженных чумой местах Европы. Вчера Вирджиния вернулась из Америки на «Манхэттене» и была настолько напугана мыслью, что она и ее попутчики могут стать инцидентом, который втянет Америку в войну, что у нее поднялась температура, из-за чего она бродила по солнечному саду, похожая на призрак.

В министерстве иностранных дел я поднял вопрос Турции и Персии, прежде чем переключил свое внимание на Палестину и Аравию. Новостей о войне было мало, за исключением того факта, что Польша исчерпала почти все свои средства воздушной обороны и что наше сравнительное бездействие на Западном фронте вызывает общее беспокойство. Почему бы не бомбить военные объекты вместо разбрасывания брошюр - это вопрос, который все задают Королевским воздушным силам. (Между прочим, эта структура начала действия не слишком удачно: нарушила нейтралитет голландцев, бомбила датский город и вела бой с бельгийскими самолетами над бельгийской территорией. Более того, в результате налета 5 сентября единственной жертвой был один из наших же собственных самолетов, подорванный ракетой воздух-воздух)

Мать приехала из Бадминтона на день с королевой Марией. Она в ярости из-за того, что ее оставили за городом, и держится, словно Овидий, который терзается в Томи. Она была чрезвычайно позабавлена тем, как воздушные налеты влияют на Королеву. Видимо, они так расстроили старуху, что у нее возникли острые и неотложные проблемы с желудком, что привело к небольшой катастрофе в автомобиле по пути от Сандрингема до Бадминтона. Они были вынуждены остановиться в одинокой гостинице, где владелец постарался помочь им, чем было возможно. Королева послала ему маленький серебряный нож в качестве благодарности, и он ответил, отправив ей красивую маленькую резную серебряную цепочку (которая, как заметил Филипп, был самым подходящим сувениром!). Когда же они добрались до Бадминтона, королева, проведшая три бессонные ночи из-за предупреждений о налете и грозе, с нетерпением ожидала отдыха, но была разбужена на следующее утро в 6 часов, так как горничная перепутала выключатели и включила домашнюю сирену-оповещение вместо электрического света.

В целом, впечатление, которое создается в министерстве иностранных дел, не такое радужное, как в газетах. Кажется, нейтралитет Муссолини - это спектакль, на самом деле он в прекрасных и близких отношениях с Гитлером. Однако нейтралитет Италии, несомненно, является самой мудрой политикой для держав Оси: Гитлер знает, что при таком раскладе нейтралитет Турции обеспечен и, таким образом, союзникам будет сложнее оказать помощь Польше с востока, это также усложняет проход военных кораблей через проливы; с точки зрения Муссолини, это так же в высшей степени выгодно, потому что итальянский народ сейчас яростно противится войне, и Муссолини конечно же повысит свой авторитет, избегая ее.

Россия остается самым неопределенным фактором. Из сообщений, которые я видел в телеграммах, у меня возникло подозрение, что она готовится захватить восточные районы Польши, когда Германия полностью подчинит эту страну. Читать дальше