Новый пост

Иван Майский

В 1939 году занимался подготовкой Англо-Франко-Советского договора, который так и не был подписан

Иван Майский

В 1939 году занимался подготовкой Англо-Франко-Советского договора, который так и не был подписан

18:50

Моментами Чемберлен даже пытался стучать кулаком по знаменитому «ящику» на столе спикера. Однако все это было так вымученно, подавалось с таким отчаянием во взоре, голосе, жестах, что тошно было смотреть. И это глава Британской империи в наиболее критический момент ее истории! Не глава, а настоящий могильщик Британской империи!

Если в самый последний момент не произойдет какого-либо совершенно исключительного чуда, Англия в течение ближайших 48 часов окажется в состоянии войны с Германией. 

18:35

Чемберлен, выглядевший страшно подавленным и говоривший тихим, безжизненным голосом, сознался, что 18 месяцев назад (в момент отставки Идена!) он молил небо, чтобы ему не пришлось брать на себя ответственность за объявление войны, но сейчас он боится, что ему не избежать этой ответственности. Впрочем, подлинная ответственность за развязывание войны лежит не на премьере, а на «одном человеке — германском канцлере», который не остановился пред тем, чтобы бросить человечество в пучину невероятных страданий «из-за своих бессмысленных амбиций».

13:45

Итак, война началась. Развязался великий исторический узел. Первый камень покатился по откосу. За ним покатятся другие. Мир перешагнул сегодня через порог новой эпохи. И он выйдет из этой эпохи совсем иным, чем в нее вступил. Близится время великих перестроек в жизни человечества. Думается, что я до них доживу, если, конечно, меня раньше не подрежет какой-либо шальной случай...

Вечером пошли с Агнией в «Globe». Смотрели прелестную комедию Оскара Уайльда «Как важно быть серьезным». Играли артисты замечательно. Картина «доброго, старого времени», когда еще не было ни автомобилей, ни радио, ни аэропланов, ни воздушных бомбардировок, ни Гитлеров и Муссолини, вставала как живая. Смешные и наивные люди жили тогда, если судить их нашими современными масштабами. Весело посмеялись два часа. И на том спасибо.

А когда вернулись после театра домой, радио принесло сенсационную новость: 16 пунктов требований Гитлера к Польше. Немедленный возврат Данцига, плебисцит в «коридоре», интернациональная комиссия из представителей Италии, Англии, Франции и СССР, голосование в 1940 г. и т.д. и т.д.

Что это? Шаг назад? Спуск на тормозах?

Сомнительно. Гитлеру уже поздно отступать. Вернее, это какой-то маневр. Какая-то попытка втереть очки мировому общественному мнению, а может быть, и германскому населению перед решительным «прыжком»?

Вчера поздно ночью в Москве подписан пакт о ненападении между СССР и Германией, и Риббентроп сегодня вылетает в обратный путь.

Наша политика явно делает какой-то крутой поворот, смысл и последствия которого мне пока еще не вполне ясны. Надо подождать дальнейших сведений из Москвы.

16:15

Пакт предусматривает консультацию между обоими правительствами по интересующим их вопросам и не содержит «escape clause». Срок действия пакта 10 лет. 

09:30

Риббентроп прилетел в Москву со свитой в 32 человека! Верен себе. Помню, как в бытность его послом в Англии он путешествовал между Лондоном и Берлином не иначе, как в сопровождении 30-40 адъютантов. Сегодня же начались переговоры.

В городе полным ходом идет подготовка к emergency. Роют убежища, нагромождают горы мешков перед домами, затемняют свет, эвакуируют музеи и картинные галереи, организуют вывоз школ, женщин и детей, по радио дают инструкции, что делать с... кошками и с собаками.

Растет напряжение, ожидание чего-то страшного, грозного, неотвратимого. Что это: всерьез? Или психологическая подготовка к новому Мюнхену? Посмотрим. Не подлежит сомнению, что Чемберлен очень хотел бы второго Мюнхена. Беда только в том, что аппетит Гитлера быстро растет, и это делает повторение Мюнхена более затруднительным.

Ну, а если Польша все-таки начнет драться, что тогда? Поддержат ли ее Англия и Франция? Кто знает? Опыт прошлого года заставляет быть очень осторожным в прогнозе.

Вчера, около 12 часов ночи, мне позвонил Хиллман из «Интернешнл ньюс сервис» и голосом, полным волнения и тревоги, прокричал в телефон, что только что получено сообщение из Берлина: Германия и СССР заключают пакт о ненападении. Риббентроп для этой цели завтра вылетает в Москву. Возможно ли это?

Я невольно развел руками.

С утра сегодня в городе страшное волнение, почти паника. Телефонные звонки. Визиты. Просьбы повидаться. По приглашению Ллойд Джорджа, специально приехавшего из Churt, завтракал с ним в его конторе. Читать дальше

Кажется, наши переговоры с англо-французами пришли к краху. Уже в июле в Москве было сильно настроение в пользу их ликвидации. А теперь дело и совсем пошло под уклон. По полученным из разных источников сведениям картина рисуется примерно такая:

Когда 12 августа в Москве начались разговоры между военными делегациями, советская сторона поинтересовалась полномочиями английской и французской делегаций. Оказалось, что никаких полномочий они с собой не привезли. Это, конечно, произвело очень плохое впечатление. Читать дальше

Вырвали неделю и провели ее в Молверне на театральном фестивале.

Помимо театра много катались на машине по чудным окрестностям Молверна, карабкались по красивым, но не очень высоким горам, его окружающим, бродили пешком, отдыхали, читали. Нас пригласили в Молверн Шоу и Ванситарт. Встретили мы там кое-кого из дипломатов и лондонского «общества». Были в гостях в имении маршала дипломатического корпуса Sir Sidney Clive. За чайным столом разговор все время шел о грозных международных перспективах. Один из гостей, работающих в Сити, спросил меня, чего можно ждать на ближайшую неделю. Я не хотел пускаться в длинные рассуждения и только сказал:

— Боюсь, что неделя будет очень трудная.

Думаю, что я не ошибся. Впрочем, поживем — увидим.

На завтраке у меня были начальник генштаба лорд Горт, лорд Ллойд, Дегвил и др.

Горт, отвечая на мой вопрос, сказал, что, хотя официально, для широкой публики, бритпраБританское правительство в случае новой войны не собирается посылать большую армию на континент, тем не менее генштаб прекрасно понимает, что такую армию посылать все-таки придется и потому уже сейчас делает все необходимые для того приготовления, в особенности в области заготовки оружия и снаряжения. Конскрипция, по словам Горта, будет дальше развертываться. За первым годом будет призван второй, потом третий и т.д. С некоторым хвастовством Горт заметил, что из первого набора только 9% отсеялись, как негодные для службы. (Нота бене: интересно, каков был уровень предъявляемых к рекрутам требований?) Военные возможности Германии Горт оценивает довольно низко: число ее машин первой линии не превышает 3 тыс., и воевать Германия сможет не больше года. Горт очень интересовался перспективами московских военных переговоров и заявил о своем сочувствии тройственному пакту.

Возвращаясь домой, я невольно усмехался по поводу шуток проказницы-истории.

Если учитывать субъективный фактор, то трудно представить себе ситуацию, более благоприятную для англо-германского блока против СССР и менее благоприятную для англо-советского блока против Германии. В самом деле, стихийные симпатии британских «верхних десяти тысяч» безусловно на стороне Германии. Чемберлен спит и во сне видит сделку с Гитлером за счет третьих стран, т.е. в последнем счете за счет СССР. Даже сейчас премьер еще мечтает об «умиротворении». На той стороне, в Берлине, Гитлер всегда был сторонником блока с Англией. Он так горячо писал об этом еще в «Mein Kampf». Весьма влиятельные круги среди германских фашистов, банкиров, промышленников тоже стоят за сближение с Англией. Повторяю: субъективный фактор не только на 100, но на все 150% — за англо-германский блок. Читать дальше

На завтраке у меня были члены военной делегации в Москву — адмирал Р. Дракс (председатель), воздушный маршал Ч.С. Вернет и генерал-майор Т. Дж. Хейвуд. Гости в разговорах были очень сдержанны и больше вращались около таких безобидных тем, как охота на куропаток, сезон которых им, видимо, придется провести в Москве. Читать дальше