Новый пост

Я только что вернулся из Кремля. Случилось дипломатическое чудо. Его последствия нельзя предсказать. Мои криптографы не спали несколько ночей, я тоже немного устал. Впереди нас ждет ещё несколько очень напряжённых дней. Но это все не важно теперь, когда было принято искомое и желаемое решение. Надеюсь, никакие обстоятельства не испортят установившийся идеальный порядок. В любом случае, мы свою задачу выполнили. За три недели мы добились того, чего британцы и французы не могли достичь в течение многих месяцев! Хоть бы из всего этого вышло что-нибудь хорошее!

Вчера, около 12 часов ночи, мне позвонил Хиллман из «Интернешнл ньюс сервис» и голосом, полным волнения и тревоги, прокричал в телефон, что только что получено сообщение из Берлина: Германия и СССР заключают пакт о ненападении. Риббентроп для этой цели завтра вылетает в Москву. Возможно ли это?

Я невольно развел руками.

С утра сегодня в городе страшное волнение, почти паника. Телефонные звонки. Визиты. Просьбы повидаться. По приглашению Ллойд Джорджа, специально приехавшего из Churt, завтракал с ним в его конторе. Читать дальше

Мы все еще находимся в эпицентре мировой политики. В настоящий момент британские и французские военные ведут переговоры, и явных успехов они пока не достигли. У нас очень много работы, мы завалены телеграммами и пр. Вчера вечером в Берлине было подписано торговое соглашение, которое в текущей политической ситуации значит гораздо больше, чем может показаться. Пока не ясно, поеду ли я в Нюрнберг; возможно, немного позже... 

Сейчас 2 часа ночи, 21 августа. Мне только что позвонили и сообщили, что из Берлина пришла длинная телеграмма. Через полтора часа я перешлю ее в зашифрованной форме; до этих пор мне нельзя засыпать. Я хочу (и даже должен) немного вздремнуть в кресле, потому что сегодня ночью как следует выспаться мне не удастся.

Правительство Рейха и советское правительство договорились о заключении пакта о ненападении. Министр иностранных дел Рейха фон Риббентроп отправится в Москву для завершения переговоров в среду 23 августа.

Правительство СССР и Правительство Германии, руководимые желанием укрепления дела мира между народами и исходя из основных положений договора о нейтралитете, заключенного между СССР и Германией в апреле 1926 года, пришли к следующему соглашению:

Статья 1

Обе Договаривающиеся Стороны обязуются взаимно воздерживаться от какого бы то ни было насилия неагрессивного действия друг против друга или нападения одна на другую, как отдельно, так и совместно с другими державами.

  Читать дальше

Переговоры между Германией и СССР по вопросу расширения двусторонней торговли, которые продолжались в течение длительного времени, успешно завершились 19 августа 1939 года. В результате переговоров было подписано торговое и кредитное соглашение. Со стороны Германии скрепление договора осуществил глава дипломатической делегации Карл Шнурре, со стороны СССР — заместитель главы советской делегации по торговым вопросам в Германии Евгений Бабарин. По условиям торгового соглашения Германия увеличивает кредит СССР до 200 млн рейхсмарок, выделенных строго на покупку немецких товаров. Кроме того, договор предусматривает, что СССР в течение двух последующих лет обязуется обеспечить поставку товаров на сумму 180 млн рейхсмарок в Германию. 

 

Если, однако, теперь германское правительство делает поворот от старой политики в сторону серьезного улучшения политических отношений с СССР, то Советское правительство может только приветствовать такой поворот и готово, со своей стороны, перестроить свою политику в духе ее серьезного улучшения в отношении Германии. Читать дальше

Фюрер придерживается мнения, что, принимая в расчет текущую ситуацию и опасность серьезных событий, которые могут разразиться в любой момент

Германия не намерена дальше терпеть провокации Польши, важно как можно скорее прояснить немецко-советские отношения и взгляды обеих сторон на происходящее. По этой причине Министр иностранных дел Германии фон Риббентроп выражает свою готовность в любое время, начиная с 18 августа, самолётом прибыть в Москву и, будучи уполномоченным фюрером, обсудить некоторые вопросы немецко-советских отношений и, если сложатся подходящие условия (gegebenenfalls), подписать соответствующие договоры. 

Вчера вечером я принимал у себя поверенного по делам СССР Астахова, который и раньше появлялся в министерстве для решения других вопросов. Я намеревался возобновить переговоры, предмет которых вам хорошо известен и которые ранее с моего позволения проводили с Астаховым служащие Министерства иностранных дел. Я начал с договора о торговле, успешно обсуждаемом в настоящее время, и высказал мнение, что подобное торговое соглашение — это шаг к нормализации советско-немецких отношений, если к таковой стремятся обе стороны. Хорошо известно, что тон публикаций в нашей прессе по отношению к СССР за последние десять месяцев существенно изменился. Я предположил, что при желании русских преображение взаимоотношений между нашими странами станет возможно, если будут соблюдены два условия:

а) невмешательство во внутренние дела Германии (Астахов утверждает, что готов это гарантировать);

б) отказ от политики, направленной против наших важнейших интересов. На это Астахов не смог дать однозначного ответа, но с уверенностью заявлял, что правительство его страны держит курс на установление взаимопонимания с Германией.  

Немецкая сторона рассчитывает на успешное завершение экономических переговоров. Что же касается прессы, то немецкие газеты в настоящий момент придерживаются сдержанной линии поведения в отношении СССР, чего нельзя сказать о прессе советской: совсем недавно ее интонации в отношении Германии стали еще менее дружелюбными.