Новый пост

Разбудила жена:
— Феня (домработница) говорит, что выступил по радио Молотов. Сказал, что не закупайте продуктов — на всех хватит, а карточек вводить не будем.
Это все, что Феня уловила в речи. Включил радио: передают воинственную симфоническую музыку. Эге! Спустя двадцать минут объявляют, что скоро дадут отклики на речь т. Молотова.
Оделся и, не завтракая, в редакцию. А тут уж все досрочно в сборе. Возбуждены. Говорят. Смотрят карту. ТАСС уже прислал и речь. Прочел.
Летучка была очень короткой. Яша Ушеренко призвал всех честно трудиться на своих местах, и разошлись. Нашему отделу поручили и отклики.

Последствия обстрела в домах должны были только проявить себя - в то время мы почти не выходили на улицу; тем не менее, мы сразу почувствовали последствия разрушения коммуникаций. В полдень перестали работать телефоны; днем оказалось, что прекратилось электричество и исчезла вода из водопроводных кранов, включая даже подвальные этажи. Поскольку газовый завод из-за пожаров, вызванных бомбардировками, не работал уже в течение нескольких дней, мы были лишены всего: телефонной связи, газа и электричества, а также воды. Отсутствие электричества означало не только отсутствие света: мы были лишены всех видов связи с миром – перестало работать радио, самый ценный источник информации для нас, перестали выходить газеты в связи с остановкой из-за отсутствия электричества типографий.

Улицы Лодзи производят странное впечатление. Богато украшенные нацистскими флагами, они серые и грустные, залепленные десятками «Verordnunges» [постановлений], «Bekanntmachungens» [объявлений] и пр. Уже опубликован официальный прейскурант на продукты питания, но спекуляции процветают. Люди сами предлагают более высокие цены, лишь бы получить, не стоять, не бегать, не просить предметов первой необходимости. За хлебом иногда надо стоять в течение пяти или шести часов в очереди, чтобы в 50% случаев уйти ни с чем. Продолжают ловить на работы. Все складывается очень неприятно.

Видимо, Гитлер был в Минске. Варшава защищается. Сегодня ночью значительно меньше выстрелов. Немцы говорят, что они покинут Варшаву, и на их место придет Советская армия. Они даже советовали бежать на левый берег. С какой целью? Вроде, чтобы укрыться от варваров. Где варвар? Будущее покажет.

Советскому Союзу требуется расширение системы своей безопасности, для чего ему необходим выход в Балтийское море. Если вы не пожелаете заключить с нами пакт о взаимопомощи, то нам придется использовать для гарантирования своей безопасности другие пути, может быть, более крутые, может быть, более сложные... Эстония сохранит свою независимость, свое правительство, парламент, внешнюю и внутреннюю политику, армию и экономический строй.

Сегодня утром доктор Геббельс собрал особую пресс-конференцию. Мы все как один пришли в Министерство пропаганды, надеясь, что объявят о наступлении мира или чем-то подобном. Низенький Доктор важно вошел в зал, пыхтя, как бык, и все выделенное время посвятил нападкам на Никербокера, которого называл «международным лжецом и обманщиком». Доктор сказал, что сам он, будучи журналистом, ни разу в жизни никого не оклеветал! Кажется, Никербокер опубликовал статью, в которой сообщается, что нацистское руководство перевело золотые запасы за границу на черный день – на случай, если проиграют в войне. Это страшно разозлило доктора Г. Он рассказал, что в четверг вечером (21 сентября) он передал по немецким коротким волнам предложение к Никербокеру: он получит 10% от любой суммы, которую нацисты укрывают за границей, если этот факт ему удастся доказать. Любопытное предложение. Геббельс сказал, что дал ему время до вечера субботы (вчера), чтобы доказать этот факт. Судя по всему, Никербокер был в это время в море, плыл в Нью-Йорк. История в том, что Никербокер дал ответную радиограмму, что, как и со всеми другими немецкими ультиматумами, предельный срок истек прежде, чем ультиматум достиг адресата.

Войска постепенно удаляются за Линию. Полевые склады разобраны. Нам особо нечем заняться, поэтому в Вири для наших парней организовали субботние развлечения: концерты в амбаре, футбол, катание верхом (на наших неуклюжих лошадях с фермы), погоня за розой. В последней игре к плечу наездника привязывают много лент; наездник постоянно крутится и вращается вокруг своей оси, чтобы его не поймали, а человек, который выхватывает его розу, должен приделать ее к своему плечу, и тогда догонять будут уже его. Вознаграждение за победу: бутылка вина, естественно.

Молниеносно следующие друг за другом исторические события: 17-го вступление советских войск на польскую территорию. Разгром окончательный Польши, вчера раздел ее; все гадают - кому Варшава, оказавшаяся как раз на рубеже. А у нас настроения все такие же. Мало движется моя работа. Иогансон решительно опровергает слух о его назначении на место покойного Бродского в Академии.