Новый пост

18:45

Мир может быть спасен, только если немцы, заняв Данциг и коридор, остановятся. Коридор уже перерезан. Если у Гитлера хватит мудрости заявить, что цели Германии достигнуты, то союзники признают это «свершившимся фактом» и не станут воевать. Думаю, что все правители этого желали бы, но есть еще и такие вещи, как инерция пущенной в ход мобилизационной машины и призраки национального самолюбия.

18:30

Вместе с Марком обходим до конца нашего дежурства территорию. Спокойствие и тишина. В одиннадцать часов я ложусь спать, засыпаю мертвецким сном.

18:00

Я пошла в магазин, где обычно покупаю кофе, чтобы приобрести причитающуюся мне четверть килограмма кофе, но обнаружила на двери табличку: «Закрыто. На сегодня весь товар распродан». Сегодня День Детей. Боже мой, что за день! Сегодня днем я пошла с Карин прогуляться в парке и увидела официальное объявление, что всех мужчин, рожденных в 1898 году (год рождения Стуре), ожидает призыв. Я пыталась почитать газету, пока Карин каталась на горке, но так и не смогла. Я просто сидела и боролась с подступившими к горлу слезами. Люди выглядят, как обычно, разве что немного мрачнее лицом. Все постоянно разговаривают о войне, даже люди, совершенно друг с другом не знакомые.

17:00

В пять утра тревога. Туман, холодно. Я бегу в комендатуру. Все собираются вместе. Мы говорим, становится весело. Стоим четыре часа. Слышны отдаленные выстрелы и взрывы. Наконец, закончилось. Я хочу пойти помыться, снимаю рубашку, и вдруг новый сигнал тревоги. На этот раз мы видим самолеты. Видны облачка дыма от снарядов, выпущенных в самолеты. Взрывы все ближе. Спускаемся в укрытие. Есть несколько девушек, становится веселее. Я даже импровизирую речь Гитлера. Между тем, два немецких самолета сбиты. Третий преследуют снаряды. После тревоги люди, возвращающиеся из города, рассказывают, что бомбой был ужасно разрушен дом на ул. Бандурского. Бомбы были сброшены также на Калиский железнодорожный вокзал и Юлианув. Я, наконец, моюсь. Когда мою ноги, раздается новый сигнал тревоги. Я не обращаю внимания. Продолжаю мыться и спокойно одеваюсь. После налета я бреюсь.
 
Я, наконец, моюсь. Когда мою ноги, раздается новый сигнал тревоги. Я не обращаю
внимания. Продолжаю мыться и спокойно одеваюсь. После налета я бреюсь.

16:35

16:30

Если не принимать в расчет вчерашнюю бомбардировку, то жизнь идет более-менее нормально: люди ходят в конторы, кафе, по магазинам. Почти все правительственные департаменты и муниципальные учреждения выплатили своим сотрудникам трехмесячные авансовые платежи, в результате чего покупательская способность оказалась в руках общества. С другой стороны, весь бизнес сильно дезорганизован, счета не собраны, и все еще существует проблема с разменом денег.

15:30

Было решено, что Марчевский пойдет наверх и под предлогом того, что с улицы заметен свет, откроет дверь из одной комнаты в другую, чтобы оставшиеся в парке могли определить, что тот свет, который попадет в комнату с незаслоненным окном, это тот свет, который ранее был замечен полицией. Чтобы было понятно, что это Марчевский, он должен подать сигнал своим зеленым фонариком. Комендант Марчевский выполнил порученное ему задание, но оказалось, что свет, который теперь попал в комнату, слабый, а ранее замеченный был ярким и явно подавался в целях сигнализации. Дело становилось все более интригующим и тревожным. 

14:15

Какой печальный день! Я читала объявления о начале войны и не сомневалась, что Стуре призовут, но в конечном счете этого не произошло. Бессчетным же другим суждено покинуть родной дом и прибыть для прохождения службы. Мы находимся в состоянии
«усиленной боевой готовности». Если верить газетам, складирование запасов достигло невероятных масштабов. В основном люди запасают кофе, туалетное мыло, средства для уборки в доме и специи. Судя по всему, сахара в стране хватит на 15 месяцев, но
если граждане не могут сопротивляться желанию набивать кладовки, то дефицит нам точно обеспечен. В магазине сегодня невозможно было купить ни одного килограмма сахара (но, конечно, скоро ожидается завоз).

12:30

Сегодня жители Парижа проснулись и узнали сокрушительную новость о том, что Германия все же атаковала Польшу и что завтра во Франции начнется всеобщая мобилизация. Париж воспринял эту новость спокойно и храбро, а ведь это самое важное
и трагичное событие со времени последних месяцев перед победой в Первой мировой войне в 1918 году.

11:30

Уважая усилия Правительства Италии, Правительство Его Величества, со своей стороны, не считает возможным свое участие в конференции в то время, пока Польша подвергается вражеским атакам, польские города —обстрелам, а Данциг в одностороннем порядке насильственно передан Германии. Как было объявлено вчера, Правительство Его Величества будет вынуждено прибегнуть к действиям, если немцы не выведут свои войска с территории Польши.

11:00

Поляки всегда хвастались, что в случае нападения со стороны Германии их промышленные предприятия никогда не попадут в руки врага целыми и невредимыми. По конфиденциальной информации, они даже оправдывали отсутствие капитального
ремонта на одном наземном промышленном объекте тем, что им, возможно, все равно

придется его обрушить. Поэтому мне так удивительно видеть, как начальники цехов и рабочие покидают рабочие места, даже не пытаясь организовать диверсию оборудования или затопить шахту. В одной шахте даже умудрились устроить сидячую забастовку, чтобы предотвратить ее затопление. Французскому директору франко-польской цинкодобывающей компании, который специально вернулся, чтобы затопить производство, не позволили предпринять никаких действий.

10:45

Пользуйтесь телефоном только в крайних случаях. Оперативная телефонная связь просто необходима в деле обороны. Своими действиями вы можете препятствовать совершению очень важного звонка. Ради нужд обороны нам, вероятно, придётся на время
отключить некоторые телефоны от сети. Телеграфировать тоже можно только в исключительных случаях. Телеграфы будет
посылать и отправлять официальные послания, и ваше сообщение может задержать отправление важной телеграммы.

10:40

Недалеко от Кракова поляки недавно открыли огромный новый мост, чтобы избегать опасного железнодорожного переезда. Недалеко от него целые толпы мужчин копали твердую землю, делая окопы и создавая то, что показалось мне второй линией обороны. Кроме повозок с беженцами гражданского транспорта здесь не было, но зато было много армейских грузовиков, и я видела воинские эшелоны на открытой местности, полные солдат и вооружения. Они даже не пытались камуфлироваться. В этот момент я заметила огромные стада лошадей, полевые кухни и возводимые палатки. У дороги стояли новые полевые радиотелефоны. Все это свидетельствовало о сосредоточении войск среди низких холмов и лесов.

10:20

Положение дел: Учреждения работают хорошо и исправно. Общество ведет себя достойно и сдержанно, отсутствуют неразбериха или спекуляции. Образы 1914 и 1939 годов в Польше не поддаются даже сравнению. Беспокойство и горечь вызывает то, что Англия и Франция до сих пор не отреагировали действенным образом. Информация (не совсем точная): воздушные налеты Германии приобрели очень широкий диапазон и нанесли большой урон. Есть довольно много убитых и раненых, среди которых большинство – дети и гражданские. На Катовице было сделано десятка полтора налетов, на Гдыню еще больше, Гдыня понесла тяжелые людские потери, произошли пожары. Сообщение из Познани также неудовлетворительное: одна из налоговых инспекций взорвана, есть раненые.

10:15

Вчера был запущен механизм гражданской обороны Великобритании. Местным властям были даны указания включить систему оповещения о воздушных налетах. По этой причине запрещено использовать фабричные сирены и гудки, если только они не предупреждают о воздушном налете. Такое предупреждение дается при помощи серии коротких сигналов. Сигнал «Налет позади», напротив, длится две минуты.