Новый пост

Меня сегодня в 2 часа 30 минут вызвал лорд Галифакс с целью ознакомления с ответом английской стороны Гитлеру. Он попросил меня не телеграфировать его содержание, поэтому я передаю его г-ну Министру при посредничестве Кеннарда вместе со специальным посланием (которое он также зачитал мне). Как я и опасался, в ответе узнается рука «здравомыслящих», влияние которых сохраняется. Галифакс спросил о моем впечатлении.

Я избежал ответа, указав, что он будет дан в Варшаве, и ограничился указанием на емкость термина «основные интересы».

✍    Также в этот день

Поскольку всех британских корреспондентов на днях выслали из Берлина, я решила осмотреть немецкую Селезию. В Катовице слишком спокойно, значит, новости досюда еще не дошли. Я без труда пересекла границу. (Новость об этом так расстроила польских пограничников, что Британскому Посольству пришлось за меня ручаться). Немецкая граница практически пуста. На нее были направлены польские батареи, и немецкое руководство, очевидно, посчитало разумным эвакуировать гражданское население. Оставшиеся жители выглядели удрученными и несчастными. Я поговорила со старыми знакомыми и обнаружила, что доверие к Гитлеру растет даже среди тех, кто критически к нему относился, но с этим доверием тесно связан отказ верить в скорое начало войны.

Х. рассказывает, что РаскольниковПосол СССР в Болгарии сошел с ума. Он пытался в отеле в Грассе покончить жизнь самоубийством, выбросившись из окна. Его спасли, и он помещен в дом умалишенных в Ницце.

Смысл русско-немецкого пакта пока ясен не до конца. Газеты левой направленности продолжают утверждать, что его подписание не приведет к серьёзным последствиям, но создается впечатление, что все принимают как должное готовность России снабжать Германию сырьем, а возможно, имела место и крупномасштабная сделка, которая подразумевает, что Европа отойдет Германии, а Азия — России. Молотов вскоре сделает заявление. Читать дальше

Во дворе, где в прошлый раз были только я да Анна Андреевна, сейчас толпою клубилась очередь. Главный вопрос здесь: что можно? Вещи принимала заляпанная веснушками злая девка с недокрашенными рыжими волосами. Когда пришел наш черед, я спросила: «Нужно ли писать имя и адрес того, кто передает? Или только того, кому передают?» – «Нам нужен адрес, кто передает; адрес «кому» – мы и без вас знаем», – злорадно ответила рыжая. Читать дальше

Чтобы избежать атаки дипломатов, журналистов и представителей передовой шведской общественности, я скрылась в архискромном пансионе, в низкой бухте Лидингэ, но и здесь нет отбоя от вечного вопроса: «Неужели Советский Союз готов идти с Гитлером? Значит, конец малым странам. Нацизм и большевизм вместе завоюют весь мир. Конец цивилизации и христианской культуре. Что теперь делать? Что ждет Швецию и шведов?» Напрасно успокаивала я хозяйку пансиона и его обитателей, мелких служащих, учителей и приезжих из провинции, что договор Москвы с Берлином отодвигает войну. Меня спрашивали, а ответы мои пропускали мимо ушей. «Дипломатам верить нельзя, они всегда лгут, это их профессия», — услышала я за своей спиной сердитое ворчание вдовы пастора, которая не разговаривала со мной, так как большевики — «нехристи».

Сотрудничать с коммунистами станет еще сложнее, потому что здесь все страшно чувствительны к таким событиям сейчас и будут так же относиться к ним в будущем.

Дни большого напряжения. Но надежда на мир все еще не исчезла... Вчера приехал бедный Леня (Чурилин) проститься. Уехал на фронт. Погода все эти дни чудесная, как редко. Солнечная тишина нежная. Природа как бы хочет сказать людям: что вы делаете! Остановитесь! Посмотрите вокруг! А мир людей полон злобы, ненависти, вражды на фоне этого небесно-голубого неба и ясной тишины...По вечерам начали читать «Анну Каренину», чтоб немного отвлечься.