Новый пост

Польша снова захвачена двумя великими державами, которые удерживали ее в рабстве в течение 150 лет, но так и не смогли сломить дух польской нации. Героическая оборона Варшавы показывает, что душа Польши неразрушима, и что она снова поднимется сильная, как скала, на которую обрушивается шторм, но которая остается скалой.

✍    Также в этот день

«Соединенные Штаты не признают завоевание Польши силой и будут поддерживать отношения с реорганизованным польским правительством, которое сейчас находится во Франции», заявил сегодня госсекретарь Корделл Халл. Господин Халл проигнорировал заявления Германии и Советской России о том, что их разделение Польши следует считать свершившимся фактом, секретарь убежден, что захват территории не уничтожил законное правительство. Тон заявления напомнил о парижском пакте Бриана — Келлога, когда речь шла о Польше, как о жертве «силы, используемой в качестве инструмента национальной политики».

После первых «алерт» жизнь снова вошла в обычную колею, и, если б не газеты, не солдаты на улицах, не маски у всех обитателей, трудно было бы представить себе, что мы — на войне, в тылу войны. Лавки все открыты и наполнены продуктами, на улицах движение, хоть и не такое, как обычно, но все же довольно большое. Открылись в Париже театры, синема...

Вчера из Западной Белоруссии вернулся Черствов. В военный форме, с револьвером. Рассказывает, что связь организовать, конечно, можно: в распоряжение журналистов можно получить и телеграф, и телефон, и военный провод, и послать самолетом.
В Вильно жизнь понемногу утрясается. Магазины открыты, но купцы требуют русских денег. Цены сравнительно стабильны. Продуктов мало. Бойцы питаются хорошо. На улицах днем тихо, ночами постреливают. Так в одного часового выстрелили три шед9их мимо женщины, оказывается — офицерские жены.

Вчерашние новости, так сказать, окончательные: президент Мостицкий интернирован в Румынии, в Париже было сформировано какое-то «правительство» с «президентом» Рачкевичем и министром иностранных дел Залесским. Это и есть теперь Польша. Что случилось с Беком, не знаю. Но не слышно, чтобы кто-то из этих людей совершил самоубийство. – В Варшаву пока еще не дают пропусков. А жизнь идет, солнце прогревает уже морозный воздух, два щенка катаются по песку у дома.

Политика СССР, полная сюрпризов даже для очень заинтересованных наблюдателей, вытекает на самом деле из традиционной для Кремля оценки международного положения, которую можно формулировать приблизительно следующим образом. Экономический вес не только Франции, но и Англии уже давно не соответствует размерам их колониальных владений. Новая война должна разрушить эти две империи. Читать дальше

Решимость Великобритании положить конец агрессии Германии была подтверждена премьер-министром в его пятом отчете о войне в Палате общин вчера. По словам господина Чемберлена, соглашение между Германией и Россией не изменило решения, которое наша страна считает верным. Говоря о «мирных» предложениях, министр отметил, что никакая угроза не заставит нашу страну или Францию отказаться от целей, ради которых мы вступили в борьбу.

Каково второе событие этого первого месяца? Конечно же, утверждение власти России. Россия вела хладнокровную политику в собственных интересах. Было бы куда лучше, если бы русская армия стояла на своей нынешней позиции в качестве друзей и
союзников Польши, нежели захватчиков. Но так или иначе, присутствие русской армии было необходимо, чтобы защитить Россию от нацистской угрозы.

Вчера вечером говорили мы, что после Эстонии (значит, и Латвии) очередь должна дойти до Румынии (Бессарабии). А сегодня утром сообщают, что в Москву прибыла Румынская миссия.

Ницше в своем Сверхчеловеке дал образ творческой личности в момент создания чего-нибудь нового, небывалого, само собой выходящего за пределы обычного, человеческого. Гитлер же эту теорию творчества переносит в область государственного созидания, которое и так по существу своему не считается с конкретной личностью человека.

Мне кажется, нас всех объединяет мысль о том, что по окончании Европейской войны, будь то в ближайшее время или следующим летом, или через три, или через пять лет, появится очень большое количество беженцев, как различных христианских конфессий, как и еврейских, приезжающих не из одной, а из многих стран, в том числе Англии, Франции и Италии. Эти люди могут стать беженцами, потому что там, где они живут, больше невозможно будет оставаться; или же им придется бежать, потому как их дома и имущество будут полностью уничтожены, и они не смогут начать жизнь заново в старых условиях; также будут бегущие по соображениям совести, христиане и иудеи, которые больше не смогут терпеть общество, которое их воспитало; будут беженцы, потерявшие семьи - и они захотят начать новую жизнь в совершенно другом мире. В связи с этим возникает озабоченность на предмет того, что, несмотря на очень большое число католиков среди них, Ватикан, возможно, не пожелает оказать активную помощь католическим беженцам в обретении новых домов в новом для них месте. Посему, не пора ли нам с вами, пока все ещё продолжается война, начать обсуждение этой темы с Ватиканом и с представителями Федерального совета церквей в Америке и некоторых аналогичных организаций в Европе.

Ночью идёт дождь, днём пасмурно и довольно душно. Раз или два в день мелкий дождь. Земля все еще очень сухая на несколько дюймов в глубину. Перекопал весь сад, кроме пары маленьких клумб. Как только почва усядется, можно будет посадить новые цветы.

Алексей Васильевич Кольцов, вспоминая о своей молодости писал:

«Скушно и нерадостно
Я провел век юности» …

Так грустно, так тоскливо! Сижу в общежитии один: ребята ушли, кто в кино, кто в театр. Приходят мысли одной другой мрачнее. Ходил к Лиде. Встреча была натянутой и до комичности глупой.

Да, я еще не вернулась оттуда. Оставаясь одна дома, я вслух говорю со следователем, с комиссаром, с людьми - о тюрьме, о постыдном, состряпанном мне «деле». Все отзывается тюрьмой - стихи, события, разговоры с людьми. Она стоит между мною и жизнью. Читать дальше