Новый пост

Польско-Американская ассоциация подарила Правительству Польши и президенту Мосцицкому американский флаг и флаги каждого из сорока восьми штатов. После официальной процедуры преподнесения подарка Послом Биддлом почётный караул торжественно пронес эти флаги по улицам Варшавы к могиле Неизвестного солдата.

✍    Также в этот день

Я проехала по укрепленной пограничной дороге через Хинденбург (который в 1920-х годах местные жители хотели назвать Ленинбургом и голосовали за это решение) в Гливице, ставший теперь военным городом. На дороге я встретила массу развозчиков депеш на мотоциклах, они сбивались в группы и неслись на огромной скорости. Когда мы перебрались через небольшой хребет и оказались в городе, мимо нас промчались шестьдесят пять таких мотоциклов на расстоянии около десяти ярдов друг от друга. С дороги я видела отряды войск, а вдоль нее сотни танков, броневиков и полевых орудий. Они стояли или двигались в сторону границы. Читать дальше

Джессика Дисмор совершила самоубийство

Сегодня был у нас приемный экзамен на курсы медсестер. Я тоже хочу ходить на эти курсы, только не знаю, хватит ли у меня времени. Вечером ездили на собрание. Там выяснилось, что курсы будут не полуторагодичные, которые дают право быть кадровой медсестрой, а девятимесячные, выпускают только сестер запаса. Такие курсы, конечно, ничего не дадут, и поэтому многие были разочарованы.Приходил к нам нынче начальник курсов Гришнев, агитирует за курсы медсестер, но я уже решила не ходить. Им надо набрать группу не менее 35 человек, иначе курсы не смогут открыться. Принимают даже с четырехлетним образованием. А раньше было постановление принимать только тех, кто имеет образование не ниже семилетки.

Немец-обыватель в настоящий момент выглядит угнетенным. Он не может оправиться от удара, нанесенного карточной системой. Для него она означает приближение войны. Вчера вечером, когда Хендерсон вернулся на родину из Лондона с ответом на требования Гитлера, в тот вечер, когда, как всем было известно, решался вопрос войны и мира, я был поражен, увидев, что менее 500 человек из пятимиллионного населения вышли к Канцелярии. И те немногие стояли с мрачными лицами и молчали. Практически пораженческие тенденции в народе. Один мужчина вчера сказал мне: «Коридор? Боже, да мы о нем не слышали более двадцати лет... Зачем вспоминать о нем сейчас?» 

Я спросил Гальдера:

«Как понимать литовскую мобилизацию?»

Ответ: «Она направлена не против нас в любом случае».

Я продолжил:

«Ситуация в Восточной Пруссии такова, что 206-ю дивизию (Хёфл) нельзя надолго оставлять возле города Голдап. Необходимо подвинуть ее ближе. Штаб и Третья армия полны беспокойства по поводу этой области». Я сказал, что это и понятно, ведь велико бремя ответственности. Я ранее объяснил Генералу фон Кюхлеру, что ответственность за эту область лежит не только на нем, но и на мне тоже. Читать дальше

Вот что я хотел бы сейчас сказать по поводу прессы. Я считаю, что настал момент еще раз указать прессе на то, как важно сохранять особую сдержанность тона в то время, когда можно несколькими бездумными словами на бумаге (возможно, даже не самыми важными) разрушить все, что с таким трудом делает правительство, чтобы найти удовлетворительное решение. Слышал, что, якобы, практически дословное описание разговора между Британским правительством и Гитлером вчера ночью или сегодня утром телеграфировали в другую страну. Существование документа с подобным описанием — это ничто иное как выдумка от начала до конца. Читать дальше

Днем проводила Мишу в Большой, зашла в цветочный магазин на Петровке и послала домой прелестную корзину цветов — с витрины. Потом зашла за Мишей и мы вместе пошли к Вильямсам, как уговорились раньше по телефону. По дороге Миша рассказал разговор с Самосудом. Сначала о здоровье, об отдыхе, потом о пьесе. Какой сюжет? Почему запрещена? И, конечно: — Надо оперу делать. Шостакович, а? — Миша: Самуил Абрамович, я Вас предупреждаю, пьеса запрещена ЦК. — А музыка? Ведь музыка. Пьеса это другое дело. Женская партия есть?

У Вильямсов — как всегда — очень хорошее отношение. Петины слова: Вы сейчас же должны писать новую пьесу.

Вечером — милый звонок Бориса. Придет завтра.

Миша пошел пройтись — до Сергея дойдет, посидит немного.

Сегодня в 12 дня был у Нестеровых. Михаил Васильевич восхищался политической линией правительства - поворотом к Гитлеру. «Хозяева положения». Михаил Васильевич рассказывал о сделанном ему предложении года 2 тому назад - собрать его выставку, предложенную в связи с его юбилеем (Бубнов, Керженцев). МВ поставил условие - свой выбор и одобрение Сталиным его картины «Русь» - лежит, где не говорят, свернутая. Но Сталин сказал: «Не время». В смысле разрешения выставить.